Zahav.СалатZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивמעונן חלקית עד בהיר
+26+18

Салат

А
А

Бодо - 90! Или Что-то вроде гимна

Яков Бодо, Янкеле… «Идишпиль»… Эти два дивных состояния, два мира, две субстанции неразделимы. Еврейский театр и его Актер. Якову, Янкеле Бодо исполнилось 90 лет.

04.05.2021
Источник:salat.zahav.ru

Я написала эти слова - и замерла в благоговении и почтении. Бодо - особый знак еврейского театра, символ стойкости и верности. Самодисциплины и беспримерной преданности сцене, театру. К юбилею мастера, любимого коллеги театр придумал ревю-подарок. Для Бодо, в честь Бодо. Родной стране сегодня как-то не до культуры (горько и страшно - но это так!), но люди как никогда ощущают тягу к красоте. К этой Синей птице мечты и надежды. В театрах и концертных залах во время представления непривычно тихо, никаких мобильных телефонов, будто люди боятся нарушить, спугнуть это комфортное состояние, этот миг общения с искусством. Режиссер и актер Морди Гершон связал на сцене «Идишпиля» Бодо сегодняшнего и Бодо всего его прекрасного творческого пути. В этом новом бенефисе-концерте он солирует и вспоминает. Царит, как коронованный владыка. Сидящие в зале (я присутствовала на генеральной репетиции спектакля) вспоминают и радуются вместе с любимым артистом. По сюжету все просто: объявлен праздник, юбилей, коллеги пришли поздравить мэтра. А он - счастливый, восхищенный от того, что в зале зрители, что он вновь на сцене - рассказывает, рассказывает.

Фото: автора

Режиссер не стремился поразить и показать свои идеи - он просто организовал для солиста, актера- премьера достойное обрамление. Андрей Кашкер, Сиван Кейнар-Киссинджер и Ротем Мелер шутят, поют, танцуют, подчеркивают хрупкость и силу, спокойное горделивое достоинство премьера, мастера. Блестящий соавтор, полноправный участник спектакля композитор, заведующий музыкальной частью театра Миша Блехарович. Он - тоже клад, уникум. Музыка которого, и обработки, и парафразы - восторг! Нельзя тут не сказать о патриоте и кудеснике, художнике по свету Мише Чернявском. В ревю в честь Бодо нас чарует мягкое сфумато его фонарей, будто художник знает секрет, который дает самое лучшее сияние лицам, гипнотизирует карамельным, медовым, пшеничным лучом… И сам «Идишпиль» - уникален. В этом театре все непросто, он потерял нескольких прекрасных актеров, его перспективы туманны. Все качается, все нестойко, нестабильно. Но пока, сейчас, в эти майские дни он жив и звучит. И Бодо шутит с серьезным, по-детски проказливым и по-библейски мудрым лицом. Импровизирует. Правит бал.

Всегда интересно, когда на сцене Андрей Кашкер. Единственный в своем роде, поющий, пластичный, очень обаятельный. Каждая его роль - событие. Вот и сейчас он готовится удивить и порадовать своих зрителей новым моноспектаклем. Музыкальность, безупречность ритма, вкуса, органика - сильные стороны мастеров «Идишпиля». Когда поют эти актеры, с ними поет весь зал. Стройно, музыкально, очень вдохновенно. А после спектакля долго не смолкают овации.

Фото: автора

Замечательный актер театра «Идишпиль» Яков Бодо выходит на сцену уже 70 лет. Огромную часть жизни и сердца отдал любимому, святому театру на идиш. Бодо - любимчик публики. Во всех городах Израиля его ждут, покупают билеты на его спектакли, нежно просят в кассе: «На Янкеле, пожалуйста»...

Янкеле - именно так зовут этого сильного, мудрого, очень светлого человека друзья¸ коллеги, поклонники, журналисты.

Бодо - патриот и рыцарь языка идиш. Идиш в Израиле - язык с трудной судьбой. Когда молодая страна отстаивала себя, свой молодой и динамичный язык иврит, идиш оказался не актуален. Точнее - казался не актуальным. С ним боролись. Жгли киоски, в которых продавались газеты на идиш, рассыпали тиражи книг... Идиш был наследием галута - и его хотели стереть с карты, упразднить. Потом поняли: зря...Тридцать три года назад актер и режиссер, истинный патриот идиша Шмуэль Ацмон создал в Израиле театр на этом языке. Чтобы играл и классику, и современные пьесы. Чтобы язык жил. Исаак Башевис-Зингер как-то сказал: «Если иврит - святой язык, то идиш - это язык святых».
Яков Бодо любит идиш, верит в его жизнестойкость. На идиш он сыграл Гоголя, Гольдфадена, Шолом-Алейхема, Башевиса-Зингера.

Яков Бодо рассказывает:

- Я никогда не тревожился за судьбу языка идиш. Башевис-Зингер говорил: «Пока на земле есть хотя бы один еврей, говорящий на идиш, я буду писать для него». И так же я, перефразировав писателя, скажу: пока есть хотя бы один еврей, который говорит на идиш, я буду играть для него. Я пришел в этот театр, потому что он качественный, значимый, его учредило государство, когда поняло, что он, идиш, несет позитив своей публике. Разумеется, часть публики исчезает, растворяется во времени, таков наш земной удел, но в залы приходят новые зрители, знающие, понимающие идиш, те, кто изучает сегодня язык в университетах.
Наш театр - театр в полном смысле этого слова. Театр! С хорошим качеством спектаклей. Это единственный в мире театр на идиш, в котором все актеры евреи. Есть театры, играющие на идиш, они есть, в Румынии, в Польше¸ но такой театр, в котором все актеры¸ режиссеры, художественное руководство, технический коллектив - только евреи¸ есть один. «Идишпиль»!

На вопрос, продолжает ли он волноваться перед выходом на сцену, именитый Яков Бодо отвечает так:

- Я в своем возрасте уже ничего не боюсь, не волнуюсь, две минуты занимает у меня войти в роль¸ быть готовым, когда я слышу шум в зале за занавесом, я знаю: они пришли, и это уже гасит печаль. Если шума нет - хуже, значит, не пришли... Но пока - слава Богу! - приходят. И тогда две минуты - и я готов. И я уже не Бодо, я - актер. Есть огромная разница между моим личным характером - и характером на сцене.

По поводу смены театрального маршрута, перехода из театра на иврите в театр на идиш, Бодо отвечает так:

- Я сыграл в театре на иврите так много, что, наверное, нет драматурга, которого я бы не играл: Брехт, Шекспир, Гольдони, Беккет, Ионеско...Но мой переход - через тридцать лет успешной карьеры на иврите! - в идишский театр был самым моим верным поступком, самым большим счастьем за всю жизнь. Я родом из маленького еврейского местечка, возвращение к идишу - это как возвращение к истокам, как «возвращение к ответу». Меня любит публика - и я ее люблю! А для актера нет ничего более важного, чем зрительская любовь!

Он стоит на сцене, и радостью, счастьем светятся его глаза.

Может, именно любовь к жизни и есть секрет его успеха, его популярности. А жизнь для него - театр. Без него он не мыслит себя. Потому что его жизнь - это пьеса, спектакль на идиш.

Бодо - 90! מזל ירטאג

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке