Zahav.СалатZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивגשם אחרי הצהרים
+22+14

Салат

А
А

Жертва или агрессор?

Репатрианты со стажем обращаются к психологу только в крайнем случае, уж поверьте моему опыту. От полной безысходности.

11.11.2021
Фото: ShutterStock / Halfpoint

Женщина предпенсионного возраста пришла ко мне по поводу тяжелейших взаимоотношений с младшей дочерью.

Старшая замужем, живет отдельно с мужем, у нее первая беременность и все благополучно.

А вот младшая - с ней и давно на мамином иждивении.

Девушка пережила сексуальное насилие в подростковом возрасте. Тема эта в семье всегда табуированная, о ней между собой не принято говорить, но по моим догадкам надругался над девочкой кто-то из родительского окружения. Она переживает тяжелейший посттравматический синдром и с тех пор находится на постоянной психотерапии. Благо нашлась амута (благотворительная организация), которая взяла на себя расходы на психосеансы, но толку от них, похоже, не много.

Ей уже к тридцати, о личной жизни не может быть и речи, она никогда нигде не училась и не работала, сидит, понятно, на маминой шее, вымогает деньги на все причуды и расходы. Битуах Леуми (наш Институт национального страхования) не признает ее инвалидом, а она в свою очередь во всем винит Израиль, правительство, общество и родных. Завидует старшей, ревнует к ней мать и терроризирует их при любом удобном случае.

Мать испытывает глубокое чувство вины, дескать, не уберегла, но беспокоят ее в первую очередь насущные проблемы. Пенсия ее ждет очень скромная, да еще машканту (ипотечную ссуду) платить и платить. В связи с этим возник панический страх смерти и убежденность в том, что без нее младшая непременно погибнет.

У меня при первой встрече возникает естественный вопрос:

- А почему вместо бессмысленного потакания постоянным тратам и претензиям не сделать инвестицию в ее прикладное образование, оплатить хорошие курсы, дающие постоянный заработок?

Кстати, тоже самое говорит старшая.

- Я не могу находиться с людьми, они меня раздражают своим благополучием, черствостью, равнодушием, эгоизмом, - отвечает она мне на это.

- Но сейчас же преобладает форма обучения онлайн, удаленно?

- Она не может! - Убежденно говорит мать, и я чувствую в ее словах интонации дочери. Той так удобно.

Понятно, у меня есть план терапии, но есть ли у этой женщины ощущение того, что нужно принимать радикальное решение и ставить границе жертве, превратившейся в агрессора.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке