Zahav.СалатZahav.ru

Вторник
Тель-Авив
+30+21
Иерусалим
+32+24

Салат

А
А

Сны Хофеша Шехтера

"Двойное убийство" - выстрел из театральной двустволки. Два балета. Леденящий кровь ужасом "Clowns".

20.04.2023
Хофеш Шехтер. Фото: Hugo Glendinning

Дамы и господа!

Мир наш, ругаемый и восхваляемый, любимый и ненавистный одновременно, раскололся.

К этому необходимо было готовиться давно.

К этому подготовиться невозможно.

Парят в пространстве две его половины. Белая и черная, черная и белая.

И ранят друг друга острыми краями, пытаясь причинить как можно больше боли.

Страшная война. Интересы, давно переставшие скрываться за идеалами.

Политические грязные интриги (Как будто могут они быть чистыми?)

Друзья, становящиеся врагами.

Ложь, объявившая себя правдой. Оруэлловские постулаты вгрызаются в стены мироздания.

А мы кричим от боли и… привыкаем. Инстинкт самосохранения.

Но большие художники не могут этого позволить. Ни себе, ни нам. Пробираются в души, открывают глаза, сыпят, сыпят соль на раны.

Фото: Todd MacDonald

О чем я? О балете Хофеша Шехтера - "Double Murder". "Двойное убийство" - выстрел из театральной двустволки. Два балета. Леденящий кровь ужасом "Clowns". И "The Fix" ("Исправление"), пытающийся исправить, исцелить боль первого, и даже несколько сентиментальный, насколько это вообще возможно у неистового Хофеша Шехтера.

Диптих из двух контрастирующих произведений на собственную музыку.

Темное кабаре "Клоунов", полное изощренных методов уничтожения, фальшивых улыбок и свирепых шагов, первоначально созданное в 2016-м году для моего любимого NDT, контрастирует с меланхолией "Исправления", поставленного сразу после пандемии.

"Я обнаружил, что хореография дает мне способ выразить свои эмоции, в том числе гнев, - сказал Шехтер как-то в интервью. - Большинство моих работ автобиографические и являются отражением личных чувств. Я намеренно привношу в постановки столько тоски и насилия, потому что они отображают пережитое лично. Как и у многих тихих, застенчивых людей, мой гнев накапливается, а после взрывается".

И еще из старого интервью: "Танец - это сон. Когда вы просыпаетесь, вы не можете объяснить, как и почему к вам во сне пришли определенные мысли, почему вы увидели явные вещи, и почему вы так точно все почувствовали".

Добро пожаловать во сны Хофеша Шехтера.

Фото: Todd MacDonald

Сон первый: Мы ваши кошмары.

Зал Оперы наполнен сладковатым туманом. Щурясь, рассаживаемся мы на свои места.

Выходит радостный актер. Как приятно вернуться на родную сцену, к своему зрителю. И иы вместе с ним радостно вопим. Мы свои. Бравурный веселый канкан Оффенбаха. Темнеет резко.

И сквозь желтеющий туман проступают фигуры "клоунов". Смешного в них нет. Скорее Кинговские монстры, маскирующиеся под клоунов.

А покрасневший занавес задника заглянул в этот мир из кошмаров "Твина Пикса".

Раскаты электронного грома (музыка, типичная для Шехтера). Ритм падений и подъемов. Всплески порхающих тел. Под хриплое дыхание электронных и треск хлыста раскачиваются в безжалостном желтом контрсвете человечьи многоножки.

Выдохи, выдохи без вдохов. И казни, казни, казни. "Клоуны" даром времени не теряют. Обезглавливают друг-друга, расстреливают, закалывают и даже усаживают на электрический стул. Таковы правила игры в кошмаре Хофеша Шехтера.

Детская игра "Море волнуется...". Несутся куда-то и замирают неожиданно. Перед очередным убийством. А мы сидим, затаив дыхание, как перед уютными телеэкранами ежевечерних новостей. Их мир проникает в наш.

Радостные танцы на посошок, сладостные прощальные убийства.
Транс.

Трансформация.

Трансформеры.

Неужто это мы, Господи?

Фото: Todd MacDonald

Сон второй: Исцеление нежностью.

В Кабале есть основополагающий термин "Тикун Олам" (Исправление Мира). Вряд ли мир, разрушенный "клоунами" можно исправить. Но Хофеш Шехтер хитер. Как режиссер он верит в множественность миров и ведет нас за собой в параллельное пространство.

Новый мир - изнанка предыдущего. Движения похожи и музыка Шехтера трещит и сипит электронно. Но свет теплее и круговорот разноцветных тел в природе этого мира не брызжет агрессией.

Павшему помогают подняться, раненому исцелиться, погибнувшему воскреснуть.

Косой свет бьет в зал, освещая лица зрителей. Долгая неподвижность взаимного созерцания. Подчеркнутая медлительность движений. Порою кажется, что даже скорость света в этом мире иная.

"Тикун Олам" - The Fix, начинается с одного танцора, посаженного в кресло первого ряда. Для него и только для него замирает публика и танцует труппа. А после загорается свет и нежность выплескивается со сцены. Актеры (танцорами их тут не назовешь) идут в зал и начинают обниматься со зрителями.

Надо учесть, что опус этот был сочинен Хофешом Шехтером в разгар пандемии, когда касания становились актом гражданского неповиновения и величайшей человеческой нежности.

Но непревзойденный мастер танцевального хоррора Хофеш Шехтер не так впечатляет в мире сетиментальной мелодрамы.

Впрочем, невероятной мощи "Клоунов" хватит, чтобы идти и смотреть спектакль, дамы и господа.

"Double murder" / "Двойное убийство"

"Клоуны" ("Clowns") и "Исправление" ("The Fix").

Hofesh Shechter Company

Даты оставшихся спектаклей в Оперном театре Тель-Авива:

Четверг, 20 апреля, в 20:00
Пятница, 21 апреля, в 13:00
Суббота, 22 апреля, в 20:00
Воскресенье, 23 апреля, в 20:00

Заказ билетов https://bit.ly/3ubB25r или в кассе Израильской Оперы по телефону 03-6927777

Организатор гастролей в Израиле - компания "Цемах LTD": Йоав Цемах и Ури Офер

Пиар-агентство: Sofia Nimelstein PR & Consulting

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке