Zahav.СалатZahav.ru

Понедельник
Тель-Авив
+23+15
Иерусалим
+20+13

Салат

А
А

Хумус раздора, хумус гармонии

Режиссером этого нового аппетитного действа выступил Ирад Рубинштейн. Пьеса Гиля Ари Коэна проста, как яичница, непритязательна, как одноразовая посуда.

14.05.2023
Фото: пресс-служба

Новый спектакль тель-авивского Камерного театра называется "Сын великого Мошико". В пятницу, в самое нетеатральное время (и потому что было практически утро, и потому что, когда идут военные действия, вроде бы не до театра…), мы пришли на премьеру. Действительно, многие отменили поход в театр, хотя зал выглядел вполне многолюдным. В программке было интригующе написано, что это " семейная комедия", и что спектакль "пробуждает аппетит". Будем считать, что интрига состоялась, хотя лично мне кажется, что стимуляция аппетита не есть серьезная задача театрального зрелища.

Режиссером этого нового аппетитного действа выступил Ирад Рубинштейн. Пьеса Гиля Ари Коэна проста, как яичница, непритязательна, как одноразовая посуда. В Париже амбициозный шеф, израильтянин Ноам и его жена Даниэль готовятся открыть собственное элегантное бистро. Ноам талантлив, он доказал, что многое в мире приготовления еды понимает и умеет. Возникает только один вопрос: нужно, чтобы спонсоры еще немного помогли, в одиночку Ноаму не справиться. К слову, его отец, легенда среди владельцев хумусных, великий Мошико был с сыном в не слишком хороших отношениях, Сын не поехал на похороны, не сидел "шиву" и вообще ничего общего с папашей, этим королем хумуса, иметь не хотел. Хотя Ноаму бы не помешала некоторая сумма, и если бы отец оставил наследство… И вот, в самый такой момент колебаний¸ дискуссий с женой, которая очень патриотично говорит о возвращении домой, в Израиль, Ноаму является тень отца Гам… тень отца Мошико. Весь в белом, странно бодрый и юмористичный, влияющий на электричество и умеющий читать мысли¸ великий создатель популярного хумусного бренда заявляет, что сын получит по завещанию 400 тысяч… Ноам чуть ли не начинает заикаться от такого известия. Но у хитроумного папы есть условие: сын должен неделю отработать в проклятой "хумусие". Материальный стимул оказывается очень действенным - и Ноам едет домой.

Надо сказать, что сценограф Адам Келер выстроил на сцене "хумусию" в полный рост. Шкафы, уходящие под потолок, уставленные банками, коробками, огромный ассортимент посуды, кухня, на которой можно наладить промышленный выпуск хумуса и всякой другой пищи. Там что-то создается, изготавливается, смешивается. И Ноам, возникнув на этой знамени той кухне, старается не ударить в грязь лицом. Сначала все говорят, что его хумусу далеко до папашиного. Потом дело налаживается.

В итоге - вы уже поняли! Ноам остается дома, достигает отцовского уровня в том, как готовить легендарный хумус (Мошико говорил говорил: "Это не еда - это Хумус!"). А наследства - разумеется! - никакого и нет. Это была уловка, особый план по возвращению сына домой. Отцовская тень уходит. Даниэла присоединяется к мужу, у пары рождается малыш. Легенда о невероятном хумусе продолжается…

Читайте также

Мне могут сказать, что все это спойлеры. И незачем рассказывать сюжет. Но эта история до такой степени банальная, плоская, с элементами цинизма, патетики, не очень логичная, что с самого начала будто предвещает именно такой финал. Характеры не прописаны, схематичны. Развития у них нет. Попытки героев шутить выглядят натужно подготовленным домашним заданием. Все актрисы говорят хриплыми, рыночными голосами. Кроме, разумеется, Анастасии Файн, которая играет Даниэль, жену Ноама. В главной роли в этом спектакле мы видим Амоса Тамама. Звезду кино и телевидения. Очень востребованного актера. И даже в этой пошловатой народной драме он хорош. Обаятелен. Прекрасная дикция. Приковывает к себе внимание. Жаль, что материал невысокой пробы. Но это, как сказала¸ народный спектакль. Без малейшей примеси элитности. Восточные мелодии, которым подпевает зал. Шутки типа " таким хумусом я бы не стал кормить даже представителей исламского ДЖИХАДа"…Не знаю, как вы, а я аппетита к спектаклю, к теме, к тому, как это сделано, не ощутила.

И мне было сложно сопереживать этому безразличному отцу, эгоистичному молодому мужчине, и самой семье владельцев "хумусии", которые вроде и хорошие, а на деле мелкие обыватели... Хотя - знаете что? Если вы во время спектакля "Сын великого Мошико" почувствуете себя сопричастными, расслабитесь, посмеетесь, а потом со вкусом и энергией угоститесь хумусом, будет хорошо. Народные спектакли нужны театру. Они нужны народу. И пусть себе будут. И как хорошо, что не я определяю репертуарную политику. Уж я бы эту пьесу не приняла…

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке