Zahav.СалатZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+29+20
Иерусалим
+32+21

Салат

А
А

Июль и партия Чайковского

Русский музыкальный гений предстал перед израильской аудиторией в изумительной интерпретации украинского музыканта.

11.07.2023
Фото: Алла Никитина

Земля этим июльским вечером была пьяной от жары, субботней расслабленности, затаенного предвкушения новой напряженной недели. Кусты в обмороке и пылающая лазурь бесчувственного неба ждали сумерек.

Мы ехали в Раанану. На концерт оркестра "Симфонет". Этим концертом как бы официально закрывался сезон, - говорю так осторожно, потому артисты оркестра отдыхать не будут. У них еще множество мероприятий, выступления с эстрадными и другими программами, репетиции, поездки. Лето будет долгим, и вплоть до начала абонементного сезона, которое назначено на октябрь, музыканты многое разучат, исполнят, осуществят.

Этим вечером, июльским, горячим, как костер, я добиралась в городок Раанану - уютный, напоминающий картинку из книги про воспитанную и проницательную мисс Марпл. Хотела послушать Гайдна и Чайковского.

Городской Центр музыки и других искусств Раананы выглядит скромно, но вполне достойно. Здесь компактный и элегантный зал-амфитеатр (такой, вероятно, музыкальный клуб и в деревушке мисс Марпл). Публика вливается из жаркого города, из парка возле Центра, из июльского диктата погоды в фойе. И волшебство начинается.

...Гайдн, по свидетельствам современников, написал сто пятьдесят симфоний. Нам известны сто четыре. Симфония номер 103 отмечена самым, вероятно, драматичным соединением контрастов. Здесь и настораживающие мотивы, несущие сразу, с первых мгновений некий страшноватый приглушенный намек на трагедию. Гул литавр (эта симфония вошла в историю музыки, как "симфония с тремоло литавр") напоминает о неотвратимости беды. Потом будут и горделивые светлые вариации, и дань народной хорватской песне про девочку, которая шагает по ручью, и стрекозиный шорох скрипок, и опять тени¸ намек на тьму, порыв отчаяния.

Благородный уравновешенный мыслитель, Гайдн в этой симфонии значителен и мудр¸ как ни в какой другой. Кажется, что слушатели с ним свыклись, что его музыка воспринимается, как нечто само собой разумеющееся. Гайдн - как родной человек, который привычен, знаком, и от нас никуда не денется. Любовь и почтение к нему становятся обыденностью, рутиной. Гайдн - добрый знакомый, он просто старина Гайдн, его опусы препарируют и ими пытают учащихся на занятиях по музыкальной литературе. Чего уж тут восхищаться? А между тем этот величайший из смертных так гармонично, глубоко и щедро дарит красоту музыки, так неизменно свеж и оригинален, так доходчиво и тепло утешает и рассуждает, что именно ему потомки-композиторы обязаны многими открытиями и последующими взлетами. Эта музыка актуальна навсегда. Симфонии Гайдна - подарок, и его сияние трудно, почти невозможно погасить…

А затем живущий ныне в Германии украинский скрипач Алексей Семененко вместе с оркестром привел публику в удивительную музыкальную страну Концерта Чайковского. Этот Концерт - неизменный хит.

Практически никогда не удается послушать солиста без сопоставлений; без того, чтобы припомнить многих и многих звездных виртуозных исполнителей. Вереница громких имен для меня навсегда связана с этой знакомой и популярной музыкой. Темы Концерта - привычные (опять использую это слово, как с Гайдном), они на слуху. Исполняют эту музыку многие: очень технично, даже залихватски, как народную пляску. Или как душераздирающий городской романс. Порой вкус и изящество тонут в нарядности и разъедающей всякую объективность красивости.

Но Алексей Семененко играет так, что все мои истертые, застывшие в глубинах памяти ассоциации разлетаются, будто снежки, брошенные в стену дома. От них ничего не остается. Отступает паутина. Рушатся стереотипы. Слушатель словно вступает на палубу совершенно необыкновенного, незнакомого, нового корабля. Скрипка поднимает крыло-парус. И я осознаю, что ничего про эту музыку до сих пор не знала. Солист ведет рассказ сверкающим звуком. И я вижу слепящее небо, белую равнину и сани, которые мчатся сквозь туман и мороз. И женские руки на плече солдата, руки, которые так нежно и грустно обнимают на прощание…

Алексей Семененко живет в этом звуковом повествовании как полноправный соавтор. Играет волшебно, с такой легкостью, будто все эти сложности и пассажи, головокружительные staccato и бесплотное, чарующее дуновение legato - для него только радость и восторг. Техника этого скрипача естественная и легкая. Она органична. Техника высочайшая, но главное - не в ней. Алексей Семененко может играть в любом темпе, и при этом без мельчайших, даже самых незначительных потерь. Его Чайковский - благороден и совершенен. Эта музыка - вызов пошлости и стереотипам.

Сотворчество солиста с дирижером Омером Вельбером - прекрасно. Они родственные души. Солист и дирижер создают гармонию вместе, и весь оркестр Раананы в этом Концерте воспрянул, зажегся и сплотился. И творил великолепную музыку неостановимо, вдохновенно, яростно и светло.

Я слушала и думала о том, что русский музыкальный гений сейчас предстал перед израильской аудиторией в изумительной интерпретации украинского музыканта. И жестоко ошибаются те, кто выступает против исполнения русской музыки в Украине и в остальном мире. Партия Чайковского - это партия добра и света. Сидевшая рядом со мной и говорящая только на иврите дама, профессиональный музыкант, когда Концерт завершился, произнесла только одно слово: "Wow!.."

Омер Меир Вельбер, музыкальный руководитель оркестра "Симфонет" (а наряду с этим - и еще многих мировых оркестров и оперных театров, одно лишь перечисление которых вызывает у знатоков благоговение и подпитывает их интерес), с каждым годом все ярче и масштабнее разворачивает свой уникальный талант. Любой из его зрителей-слушателей может на его примере убедиться, насколько большому искусству чужда клишированность и власть замшелых традиций, и как прекрасна живая сила творческого воображения.

В художественном пространстве, на материке музыки немало, к сожалению, дутых авторитетов и рукотворных идолов. Продюсеры создают своим подопечным громкие имена, особо талантливые продюсеры даже умеют обеспечить масштабный успех. Потому-то для меня оказалась великолепной и счастливой встреча с истинным музыкальным талантом, с большим и многогранным даром, который не сшит продюсерами и не раздут покорными и дипломатичными журналистами.

Подлинно творческая личность никогда не обманывает ожидания и открывает своим тайным ключом дарования потайную дверцу в страну чудес. Словами музыку пересказать и передать невозможно, как бы я ни старалась. Как нельзя пересказать душу.

В октябре начнется новый абонементный сезон. Не лишайте себя счастья - будьте с Оркестром Раананы в одной партии.

Читайте также

Фото: Алла Никитина
Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке