Zahav.СалатZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+29+20
Иерусалим
+32+21

Салат

А
А

Сияние, или Надав в компании Моцарта

Город в это утро казался брошенным на сковородку: млеющие автобусы, коты, будто снятые рапидом, люди на пороге нервного срыва…

17.07.2023
Надав Барнеа. Фото: Симха Барбиро

Я прошла роскошным тель-авивским двором, на который выходят подъезды Музея изобразительных искусств, Оперы и Камерного театра, и остановилась возле афиши, информирующей о ближайшем (последнем в этом сезоне!) событии. "Моцарт. Реквием". И имена создателей: Ширит Ли Вайс и Надав Барнеа.

Это произойдет совсем скоро, вот-вот: музыка Моцарта, светоносная и величественная, обернется неким таинственным действом. Новаторским. В череду трактовок грандиозного сочинения добавится еще одна. И будет необыкновенный спектакль. Такой спектакль, для которого еще не придумано жанровое определение.

Идея, мечта осуществить его возникла несколько лет назад у человека, который пробует себя во многих областях искусства. Он занимается светопартитурами, снимает видео, пишет музыку… К нему, к Надаву Барнеа, на разговор я и шла в то утро, когда пылающий зной деловито лизал деревья, афиши, спины велосипедистов¸ отрешенно плывущих в желтом топазе стоячего воздуха.

Оперное здание - как шкатулка, белая¸ странной формы. Изнутри разворачивается круглый, похожий на купол цирка, административный отсек. Надав Барнеа возник в кольце вестибюля точно в назначенное время. Юный, свежий, уравновешенный. Будто сейчас не предпремьерная горячка¸ не время выпуска, когда напряжены нервы и все подчинено одной цели. В его облике есть что-то балетное. Аккуратное и дисциплинированное. Он вошел в комнату совещаний, поставил на стол пластиковый стакан с холодным кофе. И мы начали беседу.

- Итак, скоро мы это увидим. И услышим. Настанет время Моцарта. Можно сказать, что "Реквием" - очень любимая, важная для вас музыка?

- "Реквием" - такое сочинение, которое известно множеству людей. По фильмам, телепрограммам, музыкальным цитатам, которые можно найти повсюду. Даже те, кто музыкой не интересуются, и кто даже целиком никогда не слушал "Реквием", знают его. Знают - даже не всегда умея определить, что это за музыка. Ее фрагменты на слуху у всех…

Для меня получить возможность осуществить этот замысел - все равно, что выиграть в лотерею. Это, безусловно, одно из самых красивых произведений на земле. Само совершенство. Это как автомобиль "мерседес" среди более простых марок…

- Синтез, сочетание приемов выразительности - света, видео-арта, звука… Вы всем этим заняты. Вы - как люди эпохи Возрождения…

- …Нет, я скромный… Гораздо скромнее…

- Вам не кажется, что направить все силы, всю волю на какой-то один вид деятельности было бы правильнее?..

- …Нет! Теперь - нет! Я довольно долго искал себя: занимался музыкой, выпустил альбом, работал в фирме, которая занимается звуком и светом в разных проектах, носил фонари, делал все¸ что нужно, для многих концертов и спектаклей… Моя дорога - соединение и разнообразие. В этом я нашел свой метод.

- Вы в этом проекте сотрудничаете с прекрасным режиссером, музыкантом самой высокой пробы, королевой оперы Ширит Ли Вайс. Такое парное сотворчество - это как супружество. Лукино Висконти, приглашая Дирка Богарда делать с ним "Смерть в Венеции", именно о таком содружестве говорил. У вас с Ширит все вышло гармонично? Вы единомышленники?

- Я знаю Ширит давно. Мы дружим, уважаем друг друга. Верю ее вкусу, ее живой мысли. Творческой энергии. Рад, что мы вместе строим этот спектакль, это многоотраслевое, многогранное детище создаем. У меня был опыт совместной работы с Ширит, мы и похожи - и различны. Но унисон есть! Я, к слову, еще больший зануда в работе, чем она. Мне важны мелочи, я не согласен поступаться деталями. В таком сложном и чудесном деле нет второстепенных вещей. Эта работа - абсолютное удовольствие! Восторг!

- В "Реквиеме" все строго определено, почти не остается места для импровизации. Если точнее - его просто нет. Четверо солистов и хор. Как можно выстроить спектакль, развернуть сценическое действие?

- Пусть пока остаются вопросы, интрига. Скажу только, что в нашем спектакле все время что-то происходит. Думаю, это будет для зрителей чем-то совершенно неожиданным…

- Кого из людей искусства Израиля вы можете назвать лучшими, некими лучами, факелами? Кто творит что-то новое, глубокое, имеющее истинную художественную ценность?

Он недолго думает:

- Режиссеры Яир Шерман, Ари Фольман, Ширит Ли Вайс, Йехезкель Лазаров. Хореограф Гилель Коган. Наш невероятный Охад Нагарин… Это далеко не полный список - но я отвечаю сейчас, не задумываясь. Это те, кого сразу могу назвать. Большие таланты, сияющие маяки…

- В чем, на ваш взгляд, самые большие проблемы искусства в Израиле?

- Проблематична сама система, способ существования, принципы, которыми руководствуются театры, творческие коллективы. Касса; чиновники, которые руководствуются соображениями рентабельности. Экономические показатели - вот что лежит в основе. Нет кассы - нет права на творчество. Закупщики могут убить любое, самое прекрасное творение. Пока это так, пока мы целиком зависим от количества проданных билетов - будет очень много средней, банальной продукции. Без прорывов.

- Ваш любимый фильм? Тот, который изменил вас, обжег, оставил след…

- Наверное, "Вечное сияние чистого разума". Режиссер Мишель Гондри по сценарию Чарли Кауфмана…

- …И тоже свет здесь - важная составляющая, даже в названии… В самой природе фильма.

- Да, верно замечено. Свет - очень серьезная вещь для меня. Может, одна из самых главных.

- Какая книга, какой автор, оставили след в душе, можно сказать - воспитали вас?

- Читаю много драматургии. Я люблю стихи больше, чем прозу. Любимый поэт - Эли Элиягу. Из прозы - Давид Гроссман. Гениальная книга "Вне времени".

Фото: Йоси Цвекер

- Какую музыку вы любите? Какую чаще слушаете? Какая музыка - звуковой фон вашего дома?

- Это очень разная музыка. Многие жанры. Под настроение. В связи с работой. Люблю Моцарта, Шломи Шабана. Иногда Эми Уайнхаус…

- Если бы вы решили сделать что-то в сфере русской культуры, оперы, театра - что бы это было? Чайковский, Бородин, Пушкин?..

- Русское искусство - целый особый мир. Огромное богатство. Я с ним еще встречусь. Я работал с Йехезкелем Лазаровым над спектаклем "Отцы и дети" по Тургеневу в театре "Гешер". Это было грандиозно.

- …Я любила этот спектакль¸ много раз смотрела. Там было очень интересное световое и цветовое решение: синие стены, столы, стулья; синей казалась даже музыка Шопена.

- Значит, сработало! Я вообще считаю, что в искусстве важна деталь, искра, - именно это отличает среднее от прекрасного. Вкус, стиль. Все самое лучшее в мире - синтез вкуса и стиля.

- Надав, сколько вам лет?

- Тридцать пять.

- Ваша жена - музыкант?

- Она - специалист в области танца. Делала докторат по танцу. Сейчас художественный руководитель ансамбля "Бат-Шева". Ее зовут Лиор Авицур.

- Поистине союз света и движения!

Он говорит о семье растроганно и нежно. С гордостью.

- Моей дочери семь лет. Ее зовут Мила. Милочка.

- Мила?

- Да, мы так решили. Красивое имя. Есть такое в русском; славянское, европейское имя… На иврите мила (с ударением на втором слоге) значит "слово".

- Когда же творческие люди Надав и Лиор успевают готовить еду и вести хозяйство?

- У нас дома готовлю я. Только я. И мне это нравится. Лиор просто не по этой части…

- Мила музицирует, занимается музыкой?

- Не очень серьезно. Иногда мы вместе играем, импровизируем. Мы это любим. Я бы, честно говоря, больше хотел, чтобы она избрала другой путь. Не искусство.

- Потому что это трудный и почти всегда безденежный путь?

- Скажу так: я бы предпочел, чтобы она работала в НАСА…

- В НАСА тоже неплохо… Какой самый драгоценный, самый необходимый подарок вы в жизни получали?

- Наверное, когда стал папой. Моя дочь изменила многое, многое поставила на место в моем сознании. Я теперь не рассуждаю с позиции "только я", потому что она в центре, она - вектор и правда…

Мы разговариваем о том, что мешает жить. Работать, двигаться вперед. О ситуации в стране. О политике, которая калечит, лишает надежды, ведет в темноту. О тревоге за день завтрашний. О тенях, которые заслоняют свет над культурой; о том, что - хотя искусство и не может изменить человека кардинально, - оно способно создать почву, основу для формирования человечности, свободы мысли, прогрессивного, не зашоренного восприятия мира…

Надав Барнеа показывает мне видео: их с режиссером Яиром Шерманом спектакль в Китае. "Реквием" по пьесе Ханоха Левина. Сцена невероятной красоты. Заполненный зал на три тысячи мест. И в руках у каждого из этого человеческого моря огонек. Фонарик на мобильном телефоне. Лучи над залом сливаются в бескрайнее сияние. Пусть так и будет: тьма отступит. Надо только добросовестно светить…

Моцарт. "Реквием"

Дирижер постановки - Карл-Хайнц Штеффенс
Постановщики - Надав Барнеа и Ширит Ли-Вайс
Сценограф - Адам Келлер
Художница по костюмам - Ола Шевцов
Постановщик движения - Ариэль Н. Волк
Хор Израильской Оперы под управлением Итая Берковича
Израильский симфонический оркестр Ришон ле-Циона
Солисты - Таль Ганор, Анат Чарни, Эйтан Дрори, Одед Райх

Даты:

Вторник | 18.07.2023 | 19:30
Среда | 19.07.2023 | 20:00
Пятница | 21.07.2023 | 13:00
Суббота | 22.07.2023 | 18:00 (Дополнительный спектакль)
Суббота | 22.07.2023 | 21:00
Воскресенье | 23.07.2023 | 18:00
Воскресенье | 23.07.2023 | 21:00 (Дополнительный спектакль)

За час до начала каждого представления в зале проходит вступительная лекция, продолжительность - около получаса, вход на лекцию для обладателей билетов в этот вечер бесплатный.

Исполнение на латинском, титры на иврите и английском.

Для заказа билетов: 03-6927777 или "Браво"

Оперный театр Тель-Авива имени Шломо Лахата, бульвар Шауль ха-Мелех 19,

Пиар-агентство: Sofia Nimelstein PR & Consulting

Читайте также

Фото: ShutterStock
Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке