Zahav.СалатZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+29+20
Иерусалим
+32+21

Салат

А
А

Израильтяне услышат концерт, который "невозможно исполнить"

Скрипач Алексей Баршевич: В исполнение музыки Брамса надо вкладывать очень много энергии, чтобы суть музыки передалась публике.

17.03.2024
Источник:IsraelCulture.info
Алексей Баршевич. Фото: Bernd Seydel

20 и 21 марта Израильский Камерный Оркестр под руководством дирижера Рубена Газаряна исполнит необычную программу в зале "Реканати" Тель-Авивского музея искусств.

В программе - сочинения трех немецких композиторов: Пауля Хиндемита, Курта Вайля и Иоганесса Брамса - его знаменитый единственный скрипичный концерт, который исполнит скрипач из Германии Алексей Баршевич, который в интервью с ним рассказывает о своей жизни в Германии, о немецкой музыке и, конечно, об этом концерте Брамса. Но сначала немного истории…

Летом 1878 года 45-летний Иоганнес Брамс уже был автором трех струнных и трех фортепианных квартетов, двух симфоний, одного реквиема, фортепианного концерта и множества вокальных сочинений. И, поскольку он последовательно и строго создавал сочинения практически во всех жанрах, настало время скрипичного концерта. Но Брамс был пианистом. Возможно, партитуру скрипичного концерта он уничтожил бы, как и все свои сочинения, которыми он оставался недоволен. Но этого не случилось, благодаря другу Брамса, выдающемуся скрипачу Йозефу Иохаиму.

За 30 лет до этого Брамс услышал, как 17-летний тогда Йозеф играет Скрипичный концерт Бетховена. Это было потрясением для юного Иоганнеса, и он не мог даже представить, что вскоре они станут лучшими друзьями. Через пять лет именно Иохаим представил молодого пианиста Брамса из Гамбурга влиятельному Роберту Шуману и его жене Кларе, с которой скрипач много выступал. Потом Иоахим всю жизнь поддерживал Брамса, был первым исполнителем его произведений и горячим пропагандистом его музыки. Он же стал главным консультантом во время сочинения скрипичного концерта.

Летом 1878-го Брамс и Иохаим обменялись сотнями писем, полных сомнений и споров. Вначале предполагалось, что в Концерте будет 4 части, но незадолго до премьеры Брамс сообщил, что вычеркнул неудачные средние части, заменив их "плохоньким Adagio". В итоге Брамс написал Концерт по классическим канонам. И, как было принято в музыке в то время, каденцию (большое виртуозное соло) сочинил исполнитель, Йозеф Иоахим. До сих пор музыканты играют именно ее. Это произведение Брамс посвятил Иохаиму. Третья часть Allegro giocoso построена на венгерских танцевальных мелодиях: Иохаим был из еврейской семьи, жившей в Венгрии.

1 января 1879 года произведение было впервые исполнено в Лейпциге. Йозеф Иоахим играл концерт на скрипке Страдивари 1715 года, которая сегодня называется "Ex-Joachim" и является одной из самых дорогих скрипок в мире. Прием был сдержанным. Известный дирижер Ганс фон Бюлов говорил, что Концерт Брамса написан не "для скрипки", а "против скрипки", настолько сложна и виртуозна скрипичная партия и слишком вплетена в оркестровую ткань. Польский скрипач Генрик Венявский утверждал: сыграть концерт невозможно. А испанский композитор и скрипач Пабло де Сарасате отказывался играть брамсовский концерт, объясняя это нежеланием "стоять на сцене со скрипкой в руках и слушать, как гобой играет единственную мелодию в Adagio". И действительно, во второй части гобою отдана большая часть времени.

Сам Йозеф Иохаим говорил, что концерт Брамса для скрипки с оркестром ре-мажор является одним из четырех великих скрипичных концертов, написанных немецкими композиторами (имея в виду также концерты Бетховена, Бруха и Мендельсона). И сегодня этот концерт признан шедевром западноевропейской музыки, раскрывающей все грани скрипичного звука.

Концерт Брамса в первую очередь - симфоническое произведение. В Брамсе нужно пытаться быть Брамсом. Любая интерпретация произведения может стать эталонной, если она выражает интересы композитора, отражает дух эпохи, в которой Брамс жил, эти эмоции, его философию в музыке и в жизни и, конечно же, его гениальный, музыкальный талант, его внутреннюю любовь к музыке.

Скрипач Алексей Баршевич - знаменитейший музыкант, лауреат множества конкурсов. Он родился в Ленинграде, учился в специальной музыкальной школе при Петербургской консерватории, окончил Веймарскую Высшую школу музыки (Германия), в 2003 году - аспирантуру. Занимался на мастер классах многих выдающихся мастеров скрипичного искусства, среди которых В. Маршнер, И. Озим, И. Хендель, Р. Риччи, Н. Брайнин и другие. Работал концертмейстером камерного оркестра Бельведера, оркестра Высшей школы музыки, был солистом молодежного оркестра Международной оркестровой академии (Германия).
Лауреат международных конкурсов: "Jugend Musiziert" (Германия), "Pierre Lantier" (Париж. Франция, Grand Prix и специальный приз), "Andrea Postacchini" (Италия), "Louis Spohr" (Веймар, Германия).

Неоднократно приглашался в качестве концертмейстера в Лондонский и Нюрнбергский филармонические оркестры, во Франкфуртскую оперу. В 2001-2005 гг. - первый концертмейстер Государственного театра Южной Тюрингии, в 2005-2009 гг.- первый концертмейстер Королевской фламандской филармонии в Антверпене (Нидерланды) С 2011 г. первый концертмейстер симфонического оркестра Thüringen Philharmonie Gotha-Eisenach (Германия).

- Алексей, добрый день. Вы живете в Германии?

- Да, в городе Гота, в Тюрингии, недалеко от того места, где родился Иоганн Себастьян Бах.

- Вы родились в Ленинграде, но учились в Германии. Как это произошло?

- Я уехал в Германию вместе с родителями в 1991 году, мне было 15 лет.

- Ваши родители - музыканты?

- Да, папа - скрипач, мама - пианистка.

- То есть в вашем детстве все было предопределено?

- Никто особо не спрашивал, что я хочу делать, и слава богу. Все играли и все занимались только музыкой.

- Вы не задумывались, что ваша жизнь могла пойти по-другому, что вы станете не скрипачом, а, например, футболистом? Скрипка и музыка всегда были главным в жизни семьи?

- Никто даже особо не задавал этого вопроса - "кем ты хочешь быть?". Я сам недавно себя спросил, как так получилось, что с самого начала было ясно, что я буду скрипачом. Папа - тоже скрипач - играл в Ленинградской филармонии, потом в Германии был концертмейстером в нескольких оркестрах. Мама - пианистка, и мы много играли вместе.

- Ваш отец был концертмейстером и вы пошли по его стопам. Вы ведь тоже концертмейстер нескольких оркестров, не только в Германии, но и в Бельгии.

- Да, в профессиональной жизни моей и моего отца много совпадений. Мой папа играл и два года был концертмейстером в том же оркестре, где я сейчас работаю - в Готе, в оркестре Тюрингской филармонии Гота-Айзенах. А сейчас я играю в этом оркестре. Потом он работал в Бельгии, где позже работал и я. Сейчас мои родители живут в Лейпциге, где папа играл в оркестре радио. Сейчас он на пенсии, но вот с мамой мы продолжаем играть много.

- Играете дуэты, камерную музыку или с оркестрами?

- По-разному. Играем много камерной музыки. Мама мне всегда помогала учить новые произведения. Это большое счастье для музыканта - пианистка в семье. Она всегда меня поддерживала. И, конечно, мы играем много концертов. Но и у нее, и у меня много других музыкальных партнеров, и мы выступаем и с различными оркестрами.

- В одном из отзывов о ваших выступлениях я прочитала, что вы как никто играете Баха. Город, где вы живете, находится недалеко от того места, где Бах родился. Но вот в Израиле вы сыграете не Баха, а скрипичный концерт Брамса. Который, во-первых, его единственный скрипичный концерт, во-вторых, один из четырех великих немецких скрипичных концертов. Расскажите об этой музыке, где вы ее уже исполняли, каково ваше отношение к этому скрипичному концерту?

- То место, где я живу в Тюрингии, очень особенное с точки зрения музыкальной истории и культуры. Тюрингия начиная с 17 века имеет огромную концентрацию культурной истории и культурных событий, которые здесь происходили. Я играю в оркестре Филармонии Гота-Айзенах - это два города, которые находятся на расстоянии 25 км друг от друга. В Айзенахе родился, как известно, Иоганн Себастьян Бах, а в Готе долгое время концертмейстером работал Луи Шпор - немецкий скрипач, композитор, дирижер первой половины 19 века, один из первых представителей романтического стиля в музыке. Если мы пойдем дальше, в разные стороны в радиусе 25 км, то попадем в места, где работали Рихард Штраус, Брамс. В Майнингеме, в 20 км отсюда жил знаменитый герцог, который был большим поклонником Брамса и театра. И Брамс частенько гостил у него, там была в первый раз исполнена его Четвертая симфония. Это все здесь, поблизости. В Тюрингии, куда бы мы ни пошли, мы будем встречаться с Листом, с Вагнером, Брамсом, Шпором. Макс Брух тоже рядом тут работал. Есть маленький дворец, в котором Брамс часто встречался с Кларой Шуман, они музицировали вместе. Это километрах в 15 отсюда.

- То есть, вы оказались в музыкальном заповеднике?

- Пожалуй, да. Сейчас даже есть такое понятие в отношении Тюрингии - "Культурный ландшафт долины Среднего Заале и Йены" благодаря концентрации оркестров и театров. Это произошло за счет того, что в 17-м веке герцог Эрнст Первый, который жил в Готе, умудрился сочетать всех своих детей с членами семей всех королевств, которые тогда существовали. Когда он умер, его большое герцогство распалось на маленькие. И каждый из его наследников хотел иметь свой театр и оркестр. Так что исторически сложилось, что в Тюрингии через каждые 25 км есть городок со своим театром. Каждый герцог хотел пригласить наиболее знаменитых и выдающихся композиторов и режиссеров. Таким образом все великие музыканты того времени бывали здесь - к примеру, тот же Брамс с Кларой Шуман. Очень здорово, что можно пройтись по округе и увидеть места, где все они жили и творили. Тут можно встретиться и с его камерной деятельностью, симфониями. Летом мы будем исполнять здесь фортепианный квинтет Брамса, а что касается скрипичного концерта Брамса - то это действительно выдающиеся музыка. И я очень рад тому, что у меня будет возможность сыграть этот концерт в Израиле.

- Вы уже бывали в Израиле?

- Да, я бывал в Израиле неоднократно, у меня в вашей стране есть родственники, и я играл много концертов, но с Израильским Камерным Оркестром буду выступать в первый раз.

- А с дирижером Рубеном Газаряном, который также живет в Германии, вам приходилось сотрудничать?

- С Рубеном Газаряном мы очень много выступали вместе. Выступать с ним - это огромное удовольствие. Рубен Газарян - сам очень хороший скрипач. Когда играешь скрипичные концерты под его руководством, чувствуешь себя потрясающе, потому что он знает эту музыку очень хорошо. Рубен - потрясающий музыкант. Недавно он приезжал к нам в Гота, дирижировал нашим оркестром и это было очень здорово.

- Про скрипичный концерт Брамса иногда говорят, что его невозможно исполнить. Я задам странный вопрос скрипачу, который как раз исполняет этот концерт, причем не в первый раз. Что вы можете сказать о технике исполнения этого концерта, о целях, которые вы перед собой ставите, играя эту музыку?

- Все большие концерты - Чайковского, Сибелиуса - считались сначала "неиграбельными". Но потом находился человек, который брался за их исполнение. Это, безусловно, один из самых тяжелых концертов, прежде всего, физически. В исполнение музыки Брамса надо вкладывать очень много энергии, чтобы суть музыки передалась публике. Таково мое ощущение. Что же касается "технического" вопроса, то Брамс занимался музыкальными вопросами, а не вопросами, насколько удобно играть его музыку. Мы работаем над тем, чтобы заниматься музыкой, а не решать технические проблемы. Надеюсь, что мне это удастся.

- В программе, которая будет исполнена 20 и 21 марта в Тель-Авиве, объединены Брамс, Хиндемит и симфония Курта Вайля. Как вы видите сочетание таких, казалось бы, далеких друг от друга произведений?

- Вы знаете, мне очень нравится эта программа: эти произведения связаны. Все композиторы - выходцы из Германии, хотя к моменту написания симфонии Вайль, например, уже был в Штатах, но корни немецкой культуры в его музыке явно присутствуют. Это именно немецкая музыка, если ее хотят показать во всей ее полноте. И это очень разная музыка, но тем не менее, связанная одной культурой. Все трое - композиторы высочайшего уровня. И у всех у них был сложный характер, насколько я знаю. Брамс однажды, уходя с вечеринки, сказал знаменитую фразу: "Извините, если забыл кого-то обидеть".

- Известная фраза…

- И у Вайля был непростой по характеру - это известно из его переписки с Брехтом, и у Хиндемита тоже. Но важно не это, а то, что они - выдающиеся композиторы и думаю, всем будет интересно послушать сочетание этих произведений.

- Солисту, который в первом отделении играет концерт, захочется потом спуститься в зал и послушать симфонию?

- С огромным удовольствием: послушать оркестр и послушать Рубена Газаряна. Уверена, что это будет очень интересно.

- Тогда мы с вами увидимся в зрительном зале.

Читайте также

Израильский Камерный Оркестр. Скрипичный концерт Брамса.

Среда, 20.3.24 и четверг, 21.3.24 в 20:00 | Тель-Авивский музей искусств, зал "Реканати".

Дирижер | Рубен Газарян (Армения-Германия)
Скрипка | Алексей Баршевич (Германия)

В программе:

Пауль Хиндемит | "Камерная музыка" №1
Иоганнес Брамс | Концерт для скрипки с оркестром ре мажор, соч.77
Курт Вайль | Симфония № 2 ("Симфоническая фантазия")

Билеты здесь

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке