Zahav.СалатZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+19+12

Салат

А
А

"На сцене люди обедают, пьют чай, а в это время рушатся их судьбы"

В Израиле состоялась пресс-конференция с участием Кончаловского, Филиппенко и Домогарова.

Andrei_Konchalovsky
Фото: Getty Images

Эта знаменитая фраза Чехова дает очень точное представление о его драматургии. Тем, кто не утратил способности размышлять над загадками человеческой природы и краткости бытия на этой земле, этот автор всегда интересен. "Чехов как художник был способен увидеть и разглядеть жизнь так пристально, как никто другой в истории искусства",- считает Андрей Кончаловский. Нам повезло: мы можем стать зрителями чеховской дилогии – спектаклей театра им. Моссовета "Дядя Ваня" и "Три сестры", которыми Мастер отметил свой 75 – летний юбилей.   

В преддверии гастролей театра им. Моссовета в Израиле состоялась пресс-конференция с участием режиссера Андрея Кончаловского, народных артистов театра Александра Филиппенко и Александра Домогарова, а также переводчика пьес Чехова на иврит Виктора Радуцкого.

У представителей израильских СМИ возник вопрос по поводу фамилии режиссера.

- Почему у вас фамилия не Михалков, а Кончаловский? На вас больше повлияла мама?

- Просто в 60-е годы уже было несколько Михалковых в литературе и в кино. Ну, а мама повлияла на меня как человек из культурной европейской России. Есть две России – московская, патриархальная, и Россия Петра, европейская, которая породила великое русское искусство. Между ними всегда была война. Сейчас Московия доминирует в российской культуре. Когда я ставил "Трех сестер", меня поразила мысль, что почти всех героев этой пьесы и других чеховских, кроме старика Фирса, сторожа Ферапонта, няньки Анфисы… всех расстреляли бы в 17-м…. Чехов это понимал.

Вопрос одного из журналистов русскоязычных СМИ - "актуален ли Чехов для современной России", вызвал ответную цепную реакцию….  

- Слово "актуальность" у меня вызывает экзему (смех в зале). Я взялся за Чехова из любопытства. Если постановка волнует, значит, она своевременна. Актуальной или не актуальной, как вы сказали, бывает интерпретация пьесы. Режиссер есть первый критик автора. Конструктивная критика автора пьесы – это искреннее желание поверить в художника. Деструктивная критика автора – способ самовыражения режиссера. Я считаю, что режиссер должен умереть в авторе.

Наверное, потом режиссер умирает и в актере, судя по тому, о чем говорили артисты, играющие в этой дилогии.        

Вот что рассказал Александр Филиппенко журналистам о своей первой встрече с Чеховым на сцене в спектакле "Дядя Ваня":

- Я закончил Вахтанговскую школу. Гоголь, Достоевский, Булгаков, Зощенко - это не бытовые авторы. Мой любимый жанр – трагифарс. С Чеховым я сталкивался только на экзаменах в Щукинском училище. Андрон Кончаловский говорил о театре представления, где все в подтекстах. Мне это было интересно играть.

На вопрос о возможностях совмещения серьезной работы в театре со съемками в сериалах, ответил Александр Домогаров:   

- Мастерство актера приобретается в театре, театр – для души, а сериалы – для денег. Работать на театре – это всегда доказательство твоего профессионализма. В театре работают фанаты. Если ты был на сцене три часа, а в  конце зал встал, и зрители тебе аплодируют, значит, состоялось… Я считаю, что театральной критики в России нет, потому я читаю Форум в интернете  как критику, там ведь пишут искренне… Иногда сами понимаем, что отработали добротно, но не взлетели…

Мне интересно было услышать о работе Александра Домогарова над ролью Вершинина, подполковника, батарейного командира в "Трех сестрах", в неожиданной трактовке, и мы продолжили разговор:    

- Это третья работа с режиссером Андреем Кончаловским, начиная с фильма "Глянец", потом Чехов – "Дядя Ваня" и теперь "Три сестры". Если в "Глянце" у меня был реальный прототип из современных бизнесменов, в "Дяде Ване" мой герой - доктор Астров был приближен к моей натуре, здесь был предложен рисунок, который вызвал сразу отторжение.  Вершинин с прилизанной прической, с непонятной речью, с моноклем…Кстати, этот Вершинин первый был бы поставлен к стенке, доживи он до революции…

- Вы согласились с режиссерским видением этого образа?

- Я безумно рад, хотя мне очень тяжело его играть. Трудно также физически, потому что говоришь не своим голосом длительное время, напрягаешь связки.

- Режиссер настаивал на своей трактовке?

- Он предлагал. Почему Кончаловский говорит об оркестре? Он пригласил на чеховские спектакли актеров, которые могут составить этот оркестр, где все понимают друг друга. Не случайно он мечтает поставить с этим же составом пьесу "Вишневый сад".

-  Я хочу вам сказать, что вы великолепно играете свои роли и на сцене, и в кино, и в сериалах, не понижая планку. И понятно, какой мобилизации нервных и физических сил это стоит, так что берегите себя, и успехов!  

Андрей Кончаловский, краткий эксклюзив после пресс-конференции.

- Андрей Сергеевич, сейчас в Москве театральный бум, многочисленные залы заполняются каждый вечер…. Как зритель  выбирает, на что пойти, если многие названия пьес дублируются в афише?

- Важна бывает личность автора или постановщика. Матисс, известный художник, говорил: "Неважно – что сделал автор или художник, неважно – как, а важно – кто". Личность имеет некую коннотацию. Мы часто забываем об этом. Когда "Чайка" провалилась в Художественном театре, Чехов сказал: "Неуспех имела не пьеса, неуспех имела моя личность". В силу определенных причин моя личность тоже имеет для некоторых эффект раздражения.       

- Вы как-то сказали, что со временем все будут забыты, и Чехов сказал это о себе. Но жизнь вносит опровержения: Чехов не забыт и его пьесы ставят по всему миру. Чем это объяснить?

-  Я думаю, что нас забудут. Я думаю, что и Чехова забудут. Чехов ведь не был очень популярен в свое время. Он был гениален, но никогда не искал популярности. Его не забыли, потому что тогда еще не возник интернет с обилием легко доступной информацией, не возникло общество потребления, которое имеет очень короткую память.

- В Москве уже прошли ваши чеховские спектакли. Прошу прощения, мои вопросы в отношении "Трех сестер", которых я еще не видела, к сожалению, будут основываться на просмотре фрагментов премьеры в интернете. В пьесе есть, конечно, вечные темы – жизнь, любовь, смерть… Но младшая сестра Ирина и барон Тузенбах, мечтая о том, что труд сделает их счастливыми, находятся в плену наивных иллюзий! Примерно то же написала я в своем школьном сочинении на вольную тему – "О счастье". Дескать, советская женщина из-за неразделенной любви не легла бы на рельсы под поезд, как Анна Каренина, она бы нашла счастье в труде.

Вопрос: как московский современный зритель, среди которых каждый второй – менеджер по продаже неизвестно чего, воспринимает эти восторженные монологи героев?  

- В нашем спектакле эти речи с упоминанием о труде сначала вызывают смех на сцене, а потом и в зале. Я попытался выразить отношение Чехова к этим иллюзиям. Он предвидел реальность, он это чувствовал.

- Почему вы решили создать такой образ Вершинина, что трудно поверить, как Маша могла влюбиться в такого мужчину?

- Разве женщины влюбляются только в героев? Мы любим человека не потому, что он хороший. Мы влюбляемся, сами не зная почему. Потом мы страдаем, если оказывается, что человек поступает как-то не так. Художественный театр создал определенное прочтение пьесы, которое стало эталоном. Но оно не обязательно правильно. Антон Павлович Чехов во многом был не согласен с ними, о чем он писал в своих письмах. Поэтому не надо брать замечательный спектакль МХАТа как единственно возможное воплощение пьесы Чехова.

- У меня есть ваша первая книга "Парабола замысла", она о создании кинофильмов. Я увлекалась давно вашими фильмами. В своих чеховских спектаклях вы сделали экранные вставки. В "Дяде Ване", который, к счастью, я ранее видела, - это видео кадры современной Москвы, где все несется в сумасшедшем ритме… Они усиливают контраст со сценами вяло текущей жизни провинциальной России начала 20 столетия… В спектакле "Три сестры" тот же прием, но это уже блиц-интервью с актерами, которые высказывают с экрана свое отношение к исполняемой роли. Не может ли это раздражать зрителя, как реклама на телевидении, когда в момент эмоционального сопереживания с героями и погружения в действие тебя вдруг перебивают и уводят в сторону?

- Знаете, настоящий Театр – это магия, ты погружен  в определенный мир. А для того, чтобы ощутить это в полной мере, надо в определенный момент вынырнуть, чтобы потом снова погрузиться в этот магический мир…

- Герои Чехова, которые не могли найти применения своим способностям, оказавшись в глухой российской провинции, как дядя Ваня и три сестры, мечтали: "В Москву, в Москву!". Но, судя по воплощению образа дяди Вани артистом Павлом Деревянко, ваш герой относится к "посредственным, не способным на подвиг обывателям". Но ведь не секрет, что и в наше время многие талантливые люди, только попав в столицу, смогли себя реализовать?

- Это так, но, чтобы "завоевать" столицу, тоже нужны определенные личностные качества!

- С этим не поспоришь… Однажды вы сказали, что "смысл жизни не в том, что сделал, а в том, что испытал". Вы довольны тем, что довелось вам испытать на вашем жизненном пути?

- В 75 лет, если ты недоволен жизнью, то дело дрянь. Морис Шевалье сказал, что "пожилой возраст - мало приятная вещь, но если рассматривать альтернативу (то есть, каюк), то это не так плохо".

- Мы рады возможности поздравить вас с юбилейной датой здесь, на этой благословенной Земле, посмотреть ваши блистательные спектакли, пожелать творческих взлетов и свершений, и долгих лет жизни, как говорят у нас в Израиле, – до 120!.    

- Спасибо, так вы придете на спектакль? 

- Непременно!

Изабелла Слуцкая

Билеты можно заказать здесь или по телефону: 03-522-18-03

Источник: salat.zahav.ru

Метки:

Читайте также