Zahav.СалатZahav.ru

Вторник
Тель-Авив
+31+24
Иерусалим
+33+20

Салат

А
А

И молитва, и карнавал

Музыкальные узоры мчатся в стремительном кружении, лирика ясна и трепетна, грозные аккорды не страшны и не кромешны.

31.01.2023
Шай Вознер. Фото: Марко Борггреве

Я шла на концерт тель-авивского Камерного оркестра и думала о неблагодарной и не очень актуальной сути своей профессии. Кому нужны статьи о концерте, который уже прошел, стал историей, уплыл по эскалатору дней и лет?.. Ответственные за связи с общественностью рады только превью, скрытым или явным рекламным материалам; аналитика и мнения их не волнуют. Даже раздражают. Обидно - но на фоне потрясений и вызовов времени, на фоне гораздо более серьезных тем - вполне понятно.

Я шла на вечер, отмеченный весьма оригинальной программой. Она получила название "Молитва" и включала сюрпризы - совершенно неожиданные для меня произведения. Нам, слушателям, привыкшим к устоявшимся программам, к выверенным и отшлифованным опусам; почти не ожидающим от репертуара новизны, экшна, - даже странно знакомиться с новыми музыкальными территориями. Будто смелые археологи обнаружили неведомые партитуры. Будто сквозняк влетает в зал. И качаются классические филармонические стены.

Так, открывался концерт "Молитвой" израильского композитора Цви Авни для струнного состава. Тихая и сосредоточенная интонация обретает экспрессивность, восходит к небесам, к тому загадочному и тайному своду, от которого все чего-то ждут, на суд и силу которого полагаются. Камерный оркестр, за пультом которого в этот вечер стоял Илан Волков, звучал добротно, слаженно. Возможно, была некоторая монотонность, однообразие динамических оттенков. Хотя все группы проявили себя достойно.

Дальше в концерте звучала ре-мажорная симфония чешского композитора Яна Вацлава Воржишека. Это сочинение молодого человека из молодой Европы, несущее праздник, элегантную венскую эстетику, надежду. Композитору в 1818-м, когда сочинялась симфония, было 34 года; он дружил со многими известными личностями, и активно искал собственный почерк. "Дура-история" все переиначивает, вольно трактует, фальсифицирует. Тиранически навязывает оценки. Теперь уже не понять, кто был первым в том или ином вопросе, стиле, начинании. Кто был альфой, а кто омегой. Но незаслуженно забытых - тьма. Это обидно и несправедливо.

Читайте также

Тель-авивский Камерный одну такую лакуну заполнил. Гармоническое изящество, мягкий, я бы сказала: этический и благородный драматизм века XIX-го, когда еще не изобрели ядерное оружие и не оболванили мир паутиной Интернета, звучат в аллегро и анданте Яна Вацлава Воржишека. Оркестр будто надевает костюм в стиле ушедшего века. Предлагает темпы и критерии красоты тех дней. Параллели неминуемы - ведь все композиторы искали себя на едином маршруте. Моцарт, Бетховен, Шуберт, Мысливечек… Этот список тех, кто строил здание европейской музыки, можно долго дополнять. Вот и Воржишек строил - и нам это сыграли и доказали в концерте. Музыкальные узоры мчатся в стремительном кружении, лирика ясна и трепетна, грозные аккорды не страшны и не кромешны. Красиво. Очень многое напоминает. Но это не мешает. Кто вторичен, кто первичен - уже трудно с предельной точностью определить. Да и не очень надо. Я слушала симфонию - и красота еще живого цветущего мира открывалась ярко и убедительно…

…Фортепианный концерт номер 3 до-минор Бетховена прозвучал в исполнении израильского солиста Шая Вознера. Артист-алхимик Вознер не поражает внешним исполнительским блеском. Есть свойства у его пианизма, которые мне не близки. Но глубинная сосредоточенность и оригинальность прочтения налицо. Пианист благороден в своем авторитарном, эгоцентричном мире. Мелизмы летят мелким звонким жемчугом. Контрасты не принципиальны. Звукопись весьма своеобычна. Каденция была сыграна, точнее - прожита глубоко и проникновенно. А исполненный на "бис" Шуберт был просто безоговорочно, до мурашек по спине хорош…

Шла я из концертного зала в прекрасном настроении. И боль, тревоги последних дней куда-то отступили. Я еще жила в космосе гармонии, вдохновения, где вопросы педали, паузы, нужного темпа принимают характер философской дилеммы. А красота музыкальной стихии заменяет путешествие в сегодняшнюю Прагу или Вену. Я побывала в мире, где все можно решить репетициями, воображением, высоким знанием и вкусом.

Нет, совсем не зря пишутся такие заметки! И не спорьте - мне все равно; после такой прожитой и прочувствованной программы это не важно. И это не эгоизм - это счастье общения с музыкой. Счастье, разделенное с оркестром, с залом; счастье, наполненное музыкальной поэзией. Его подарили мне те, кто привнес в нашу повседневную жизнь мысль и мелодию…

На прощание скажу: почаще приходите слушать наш Камерный оркестр! Он очень этого достоин!

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке