Маша Гессен: этюд в розовых тонах
Фото: Wikipedia
Маша Гессен: этюд в розовых тонах

"Может быть, именно евреи должны остановить антигейский "крестовый поход" Путина?" (Брайан Шефер)

Уж сколько раз твердили миру евреи, что готовы головы положить на общественную плаху, лишь бы решить его проблемы - ан мир все никак не прислушается.

Экспертная дискуссия "На перепутье: еврей, гей и россиянин", организованная в Нью-Йорке раввином Шароном Клейнбаумом против российского закона, запрещающего пропаганду гомосексуализма, в очередной раз предложила свои услуги. Именно евреи должны остановить "крестовый поход Путина" - таков был итог дискуссии. Хотя не совсем понятно: какой стороной тот злополучный закон касается американских евреев? Да и какое дело либеральной еврейской общественности до конфликта между государством Россия и ЛГБТ сообществом.

Россия в очередной раз хладнокровно проигнорировала как обращение, так и возмущение самозваных защитников, да никто не оценил жертвенную готовность участников.

В числе почетных приглашенных лиц была и экстравагантная Маша Гессен. Не знаю, верила ли журналистка Гессен в полномочия еврейской общественности, но возможность продемонстрировать фигу протеста, конечно же, не упустила. 

"Путин ведет себя как загнанный зверь, как хулиган, которому дают отпор. Он бросается на всех, его правительство делает все более абсурдные вещи". (Маша Гессен)

Известно, как далеко зашла конфронтация Маши Гессен и официальной России. После стольких-то скандальных заявлений о недопустимости принятых в России законов против сексуальных меньшинств, увольнения с поста главного редактора журнала "Вокруг света", публикаций в прессе против правительства; выхода за границей книги о Путине - после всего этого вряд ли обе стороны пошли бы на мировую. 

Говоря по правде, заинтересовала нас не дискуссия (мало ли какие съезды да конгрессы проводятся); не особенно удивили и инициативы участников (а когда не было еврейских инициатив) - нас привлекла фигура непредсказуемой Маши.

Естественно, набрасывая портрет героини, вряд ли стоит ожидать привычных ассоциаций: приятных снимков обнаженной натуры, гламурных высказываний звездочки, скандальных постельных подробностей, косметических изысков или кулинарных советов. Да она и не позволила бы сделать из своего тела предмет жадного мужского любопытства.

"Я из тех, кого в детстве били, кто в подростковом возрасте ходил "на горку" к московской синагоге по субботам и праздникам, пел песни на идиш".

Зато в ней много другой цветовой гаммы: загадочного и непостижимого терпения, готовности идти до конца, талантливого пера журналиста, отточенного мастерства писателя, деловых и организаторских способностей. 

В ее портрете воплотились и отпечатались самые исключительные и противоречивые современные черты. Причем, не просто плавно и равномерно легли на холст и были мягко отретушированы временем - нет, нанесены были резкими мазками ненависти и выжжены в душе клеймом позора.

Еще бы. Ведь чтобы выжить - ей всю жизнь пришлось по капле выдавливать из себя одного раба за другим. Если Чехов советовал выдавить одного раба, то Маша Гессен сразу берется за нескольких.

Во-первых, изживать следовало еврейские комплексы. Тот, кому кажется не таким уж страшным событием - родиться в еврейской семье и прожить до 14 лет в Ленинграде, ощущая свое одиночество и изгойство - тот, конечно, не поймет. Иному смельчаку выстоять и сохраниться в такой обстановке и выдавить из себя детские комплексы хватит на всю оставшуюся жизнь.

"Я до сих пор считаю, что признаться на людях в своей гомосексуальности - лучший способ защиты, что у нас есть. Никто не избежал нападений, будучи тише воды ниже травы". 

Второй раб, которого постоянно душит в себе наша героиня - это осознание своей половой исключительности. Ведь переступить через общепринятые рамки и открыто заявить о себе, как о лесбиянке - еще то испытание. Переживание не менее сильное, чем антисемитский морок, только еще более потаенное, ломающее и переворачивающее всю душу. Мало, как оказалось, быть девочкой-еврейкой - бог угораздил ее родиться и заявить о себе как о девочке-лесбиянке.

Но и на этом не останавливается неугомонная Маша Гессен: она доводит ситуацию до предела. Гессен становится активисткой ЛГБТ-движения, участвует в демонстрациях, завоевывает популярность, эпатируя и доводя до экстаза публику неожиданными заявлениями: "Но ничуть не менее очевидным мне кажется и то, что институт брака не должен существовать. Об этом сложно думать. И сложно это в частности потому, что сама борьба за право на однополые браки требует от участников, чтобы они кривили душой о том, что мы сделаем с этим правом, когда получим его".

"… я придумала книжку для того, чтобы справиться с ситуацией, в которой оказалась, - не так-то легко, знаете ли, жить с мыслью, что у тебя страшный диагноз".

Теперь остановимся еще на одной грани ее портрета. О силе и несгибаемости ее характера говорит такой красноречивый факт. По капле, по дольке, по зернышку выдавливает Маша Гессен из себя и самый невыносимый страх - страх смерти. Когда у 35-летней журналистки была обнаружена "мутация в гене BRCA1", которая могла привести к раку молочной железы, врачи настояли на немедленной операции. Она не только не сломалась, но и сумела помочь другим женщинам, написав на английском языке пронзительную книгу: "Кровные дела ("Blood Matters”).

Закаленной в жизненной печи, Маше Гессен удается выдавливать из себя страхи "маленького человека" как в профессиональной, так и в гражданской деятельности. Не имея за плечами законченного высшего образования, она становится профессионалом своего дела. Причем, интересная деталь, публикуется как в русской, так и в английской прессе. Пишет не только аналитические статьи, но издает серьезные книги, завоевав множество литературных премий. (Последние ее книги: "Совершенная строгость. Григорий Перельман. Гений и задача тысячелетия" и "Человек без лица: невероятное восхождение Владимира Путина".) 

Чем с большей яростью выдавливала из себя Маша Гессен рабские привычки, тем охотнее украшала себя разноцветными ленточками. Так, борясь с законами, ущемляющими права геев и лесбиянок, носила розовую ленточку. Выходя на антиправительственные демонстрации, с гордостью прицепляла белую ленточку. Много лет находясь в руководстве ЛГБТ, носила "радужный флаг", известный символ сообщества. Если бы проводились акции против антисемитизма, без сомнения, Маша Гессен надела бы и желтую звезду Давида.

Яков Бендерский

counter
Comments system Cackle
Загрузка...