Это он, Эдичка Лимонов
Фото: Getty Images
Это он, Эдичка Лимонов

"Но власть российская, как скорпион, не может не ужалить. Даже если ей оказали важнейшую услугу, даже если фактически спасли ее".  (Э. Лимонов)

Нет, я почти не интересуюсь нынешней политической жизнью России. Но постоянно и с большим любопытством слежу за двумя политическими фигурами: Валерией Новодворской и Эдуардом Лимоновым. И не потому, что являются они лидерами ведущих партий, не потому, что влияют на исторические процессы, и даже не потому, что возглавляют оппозиционное движение (оба являются политическими аутсайдерами и выбиты на обочину российской политики), а лишь в силу их личностных качеств.

Хотя многим сегодня и кажется, будто они реликты прошлого, политические карикатуры, клоуны на общественной сцене, но мне видится нечто иное. Они необыкновенные и редкие художественные типажи, личности чистой и незамутненной золотой пробы, герои ненаписанных романов, проявленные выпукло и живо. Такими завтра они и войдут в общественное сознание. 

И еще один факт: оба блестящие журналисты, оригинальные писатели, умеющие выразить себя и свою борьбу в слове.

"Все пострадавшие при взрыве лимонок имеют возможность ответить автору в той тональности, в какой  захотят".

Читали ли вы "Лимонки" Эдички Лимонова на портале "Свободная пресса"?

Очень советую. Если и не рвет на части своих политических оппонентов жестокий Эдичка, то уж осколками сечет вволю, топчет ногами, разоблачает и потрошит, насмехается и выворачивает наизнанку, не прощает слабости и находит слабые места.

Его "лимонки" - меткие камни, брошенные и в Немцова, и в Навального, и в Диму Быкова, и попавшие в цель. Для каждого наблюдательный Лимонов находит точное и унизительное определение.   

"Навальный – модное пустое место. Такой себе крупногабаритный парень, большая рама в блуджинсах и рубашке без галстука, предпочтительно мелко-клетчатой".

"Кудрявый миньон Немцов стал фаворитом Ельцина задолго до появления возле Ельцина –  Путина… Он бабник, бонвиван, ожиревший спортсмен, плейбой одним словом; не сразу понятно, что он делает в оппозиции".

"Быков такой хороший, такой правильный, такой современный, такой вездесущий, такой  посредственный, такой банальный, что противно… и учитель, и романист, и лектор, и пропагандист, и поэт с легким пером. Он и жнец и швец и на дуде игрец".

Но не только современных лжегероев пропускает через мясорубку и делает из них фарш едкий Лимонов – не забывает он по ходу дела бросить маленькие черные "лимонки" и в "псевдо-героев", по его определению, прошлого: Бориса Пастернака, Булата Окуджаву.

"Жизнь Лимонова настолько своеобразна, что сама по себе является романом". (Эммануэль Каррер)

Его издевательские выстрелы так и остались бы холостыми, если бы Эдичка Лимонов искренне не верил в свое право судить ближних. В воображении он парит в небесах и оттуда, с заоблачной высоты, позволяет себе зорко наблюдать за всеми. Оттуда людишки с их мелкими страстишками кажутся ничтожными муравьями, а потому жесткая критика их кажется естественным его правом.

Время выбирает своих героев. И кто бы поверил, что наше время  выберет Эдичку Лимонова. Того самого Эдуарда Савенко, который еще юным и наглым хулиганом, распираемый гормонами и безумными идеями, рванул в свободную страну, Америку. Это он, Эдичка, скиталец и бродяга, возомнил себя незаурядной личностью, чтобы предъявить счеты Господу. Тогда-то и явил он себя дерзкой книгой "Это я, Эдичка", в которой гордо и прилюдно обнажился.

Само название книги намекает на известную книгу американского художника и писателя Рокуэлла Кента "Это я, господи!" Только теперь перед господом встал в позу другой герой – русский писатель-эмигрант.

И видно не то, чтобы понравился, но, во всяком случае, заинтересовал собой, потому что тот, чье имя нельзя тревожить всуе, не дал ему погибнуть. 

"Он побывал хулиганом на Украине и идолом советского андеграунда; бомжем и лакеем; модным писателем в Париже; солдатом на балканских просторах; теперь же он стал пожилым харизматичным лидером партии".

Но как оказалось, не только сам Эдичка поверил в свою счастливую звезду. Французский писатель Эммануэль Каррер тоже поддался тому же заблуждению и даже написал книгу "Лимонов", которая кстати, мгновенно стала бестселлером, а права на ее перевод купили еще двадцать стран. И думается – не случайно.

Да, каждый выбирает себе предмет интереса.

Как же случилось, что именно книга француза об уже вроде бы списанном в архив русском писателе и диссиденте, экзотическом дуче русских фашистов, нацболов, политическом деятеле второго эшелона Эдичке Лимонове, открыла глаза русскому читателю. Вдруг стало понятно: перед нами персонаж исторический, типаж элитный, фигура романная, разве что сравнимая с великими тенями прошлого. 

Такие как Лимонов в восемнадцатом веке становились дерзкими авантюристами, пылкими любовниками и галантными дуэлянтами. Именно их Стефан Цвейг назвал: "двусмысленные и непостижимые, мародеры без флага и отечества, потомки флибустьеров и конквистадоров". Джакомо Казанова, маркиз де Сад, непостижимый Джузеппе Калиостро, граф Сен-Жермен… 

Кроме всего прочего эти безумцы, интриганы, авантюристы и ниспровергатели были еще и талантливыми писателями.

Эдуард Лимонов

 

"Сочиняя свой труд, Каррер не сделал никакой разницы между лирическим героем, писателем Лимоновым - и конкретным человеком по имени Эдуард Савенко". (Захар Прилепин)

Казалось, не только пророков нет в своем отечестве, но нет там и стоящих героев. Потому известие о том, что Эдичка Лимонов, вызвал такой неподдельный интерес у европейцев и превратился в литературного героя, воспринимается на его родине как нонсенс. Ну какой же герой этот нарушитель общественного спокойствия.

Если про себя Эдуард Савенко воображает, будто он Прометей, бросивший вызов властям, что земным, что небесным. Европейскому читателю рисуется как ярый анархист, плюющий на общепринятые нормы морали. Разочарованной в нем русской публике кажется политическим хулиганом, собирающим под свои знамена сброд. Мне же скорее напоминает фантастического барона Мюнхгаузена, который мнит себя "самым умным и находчивым человеком на земле", творящим самые невероятные подвиги.

Яков Бендерский

counter
Comments system Cackle
Загрузка...